Мария (maria_iori) wrote,
Мария
maria_iori

Старый дом

IMG_6689.JPG

Сначала хотела что-то написать, а потом вот даже и не знаю, что писать.



  Обыкновенное крестьянское жилище в Италии. Просто заброшенный дом. А может и не совсем заброшенный, но явно не ухоженный. И земля вокруг понятно, что не обрабатывается давно, и все уже потихоньку зарастает. А было бы интересно узнать, кто покрасил в голубой цвет ставни, и чья это комната, и почему именно эти ставни покрасили. И когда их еще открывали, кто выглядывал из этого окна. Старушка, всю жизнь проработавшая на земле, итальянская крестьянка, которая еще помнила, как замешивали хлеб один раз в неделю в большой кадке и выпекали на всю многочисленную семью в печке на улице, как ходили стирать белье на речку и замачивали его с сажей, воду кипетили на очаге, а мыло варили сами. Вставали с рассветом и шли в поле, а на хозяйстве оставалась дежурная женщина, которая следила за всеми детьми, готовила и несла в поле обед, и прибиралась дома.
  И всем хозяйством заведовала самая старшая женщина. Она решала сколько мяса можно положить в похлебку, выдавала порции по справедливости и гоняла молодых, раздавая каждому задания на день.
  А на первом этаже был хлеб. Там держали быков, на которых пахали, коров, коз, кур. И если нищий стучался в дверь и просился на ночлег, его устраивали там, в хлеву. Угащали вином. Там же и устраивали танцы, посиделки.
  А, мылись на улице, прямо из-под колонки с водой во дворе. Летом. Зимой видимо как то особо и не мылись.
  Дети занимались сами собой, и с десяти лет начинали помогать по хозяйству. Ходили с взрослыми собирать хворост, пасли гусей и овец, следили за младшими.
  И дороги были еще все в грязи, без асфальта, и вил не было, а только поля и поля, и дом хозяина, землевладельца. И крестьяни на него батрачили, работали бесплатно, за жилье и землю. И денег не было совсем. И все решал Падроне. И где кому жить, и как работать, и где. И ругался, когда крестьяне ходили в его лес по грибы или за хворостом.
  В воскресенье с утра был банный день. Все мылись, одевали единственную приличную одежду и шли в церковь на мессу. Обуви не было. Поэтому до церкви, а в нашем случае это десять километров в гору, шли напрямки и босяком, с обувью через плечо. И перед церквью в фонтане мыли ноги и одевали туфли.
  Не было автобусного сообщения с областным городом, и не было машин. Только у одного двух зажиточных жителей деревушки была, и они за деньги возили крестьян в город. Но это если случалось что-то, нужно было срочно в больницу ехать, например. У крестьян то денег не было. Но иногда они ходили в город пешком, с корзиной яиц, на рынок, на продажу. Чтобы заработать грошей на соль, и что-нибудь еще, что самому не вырастить в деревне. Выходили за темно, босяком, с огромной корзиной полной яиц, которую несли на голове.
  А во-время войны, когда всех мужчин забрали в армию, а кто-то сбежал в партизаны, женщины делали все сами, и пахали, и собирали пшеницу, обрезали оливки... А, когда через деревню проходили немцы, а потом американцы, ушли в гору, унеся с собой, что только было можно. Тетя Тоня вела гусей, покрикивая на них, а ее золовка тянула единственную козу. И еще потом долго переживали, что не смогли унести все яйца. А кур, кроликов - просто выпустили на волю, авось немец не поймает. Поэтому после войны еще долго в полях расплодились и жило много одичавших кроликов.
  А немцев боялись. Хотя также боялись и американцев, которые были черные на лицо, и потому казались похожими на чертей. Уйдя в горы, жили в хлеву у одного доброго крестьянина, что их приютил. И ели похлебку из старой капусты и прогорклого жира, что остался от прошутто. Пасли гусей у рощицы, а над ними один раз пролетел низко низко самолет. И с него кричали: "Луки! Луки!". Так и не известно, что хотел этим сказать пилот, и был ли он плохим, или хорошим, стрелял ли он, или другой, который летел за ним. Но Тоня и Аннина успели убежать в лесок до автоматной очереди.
  А однажды за селом упал самолет. И все ходили на него смотреть, как на эскурсию. Что стало с пилотом только не известно.
В той семье было 17 человек. Одна общая комната с очагом, и шесть комнат-спален. А потом старики умерли. Молодежь построила себе по дому на семью, взрослые нашли себе работу в городе, и жизнь изменилась.
  А рассказывала мне про свою жизнь Аннина, маленькая добрая женщина. В этом году ей будет сто лет. И дом на фото, конечно, не тот, о котором тут идет речь. И правда все это, или присказка, не знаю. Это просто рассказ о чужой жизни.
Tags: Умбрия, жизнь в деревне, итальянское что-то, мои фотки 2, непридуманная италия, про итальянцев
Subscribe

Posts from This Journal “непридуманная италия” Tag

  • (no subject)

    Холодно и потому нет никаких мыслей. И делать ничего не хочется. А казалось бы надо, там и согреешься. А нет, я от холода впадают в летаргический сон…

  • Про одну итальянскую бабушку. Часть вторая.

    Сегодня утром я ходила гулять. Просто так потому что было время. Ходила гулять в огород к соседке, та что старушка, про которую уже рассказывала…

  • Скажите...

    Скажите, что у вас тоже так бывает, а то я прихожу в бешенство и уже хочется изменить место жительства. потому что: Раз в год у нас вырубают…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments